PROMT.One

When I grow up, I'll be a pilot. And what will you be? Когда я вырасту, стану лётчиком. А ты кем будешь?
Shinji found it very difficult to adjust himself to life in the new school. However, the fact that he was an EVA pilot made him popular. Синдзи оказалось очень трудно приспособиться к жизни в новой школе. Но тот факт, что он был пилотом Евы, сделал его знаменитым.
I couldn't say when exactly in my life it occurred to me that I would be a pilot someday. Я не мог сказать, когда именно в моей жизни я понял, что стану когда-нибудь пилотом.
It was next to impossible to get a trained pilot. Почти невозможно получить натренированного пилота.
But one A-3 tanker pilot decided to get a closer look. А вот летчик самолета-заправщика А-3 решил посмотреть на бомбардировщик поближе.
Wing-mounted machine guns made it possible for each pilot to defend the aircraft ahead of him. Установленные на крыльях пулеметы давали каждому летчику возможность защищать летящий впереди него самолет.
During the exchanges, Soviet Yak-1s shot down Stuka pilot Kurt-Albert Pape, a Knight’s Cross holder with over 350 missions. Во время одного из боев пилоты советских Як-1 сбили летчика «Штуки» и кавалера Рыцарского креста Курта-Альберта Папе (Kurt-Albert Pape), совершившего более 350 вылетов.
It was a deft attempt at role reversal, executed by the MiG pilot yanking back the throttle and pulling out the speed brakes to drop beneath, then behind, a tailgating adversary. Это была ловкая попытка поменяться ролями, выполненная пилотом МиГа, который резко ограничил подачу топлива и, сбросив скорость, оказался снизу, а затем и позади седевшего у него на хвосте противника.
He had served as a Soviet military specialist at the Central Intelligence Agency, and he was a civilian pilot whose work at RAND on tactical air warfare for the Air Force had provided him the opportunity to fly a number of high-performance jets. Раньше он работал специалистом по советской военной технике в ЦРУ, а также гражданским летчиком. Работа Лэмбета в RAND со специализацией на боевом применении тактической авиации дала ему возможность полетать на многих реактивных самолетах с великолепными летно-тактическими характеристиками.
In his memoir, pilot V.S. Frolov recalls surviving an attack after his airplane was struck: “I was unconscious for a moment, then felt a jet of cold air burst into the cockpit. В своих мемуарах летчик В.С. Фролов вспоминает, как он выжил, когда его самолет был подбит: «На какой-то момент я потерял сознание, а потом почувствовал, как в кабину ворвалась струя холодного воздуха.
Retired Colonel Dave Martin, an early LANTIRN test pilot, says the forward-looking infrared technology was so good that when they later added night vision goggles, the goggles just added weight without any real benefit. Испытывавший первые образцы LANTIRN полковник в отставке Дейв Мартин (Dave Martin) говорит, что инфракрасная техника переднего обзора оказалась настолько качественной, что когда позже в комплект включили очки ночного видения, они просто прибавили вес, не дав никаких реальных преимуществ.
In addition, the single-engine YF-16 also had a huge advantage in fuel consumption, and the airplane afforded the pilot increased G-tolerance and better visibility. Кроме того, одномоторный YF-16 имел огромное преимущество по расходу топлива, обеспечивал летчику более высокий предел переносимости ускорений и лучший обзор.
In October 1969, after attending the Air Force Test Pilot School and spending a year in Vietnam, Loh requested an assignment to work for Boyd at the Pentagon. Окончив школу летчиков-испытателей ВВС и прослужив год во Вьетнаме, Лох в октябре 1969 года попросил перевести его в Пентагон, чтобы работать на Бойда.
A scant five years after reunification, he was living a surreal twist of history: He was not only a mission-ready Fulcrum pilot, but also JG 73’s operations officer, busy coordinating exchange visits. Но не прошло и пяти лет после объединения, как он оказался в сюрреалистических обстоятельствах, порожденных замысловатыми изгибами истории: Стайнигер не только стал хорошо подготовленным пилотом МиГ-29, но и офицером оперативного отдела 73-го крыла, координирующим программу обменов.
With the MiG challenging U.S. air superiority, Americans worked hard to get their hands on the Soviet technology, but they wouldn’t obtain a flyable MiG-15 until September 1953, when defecting North Korean pilot No Kum-Sok landed his jet at Kimpo Air Base, South Korea. Из-за того, что МиГи ставили под сомнение превосходство Соединенных Штатов в воздухе, американцы пытались всеми силами получить в свое распоряжение советские технологии, однако им удалось добыть способный летать МиГ-15 только в сентябре 1953 года, когда северокорейский пилот-перебежчик Но Гым Сок (No Kum-Sok) посадил свой истребитель на авиабазе Кимпо (Kimpo) в Южной Корее.
Many pilots wore “Viper Pilot” name tags. У многих летчиков появились нашивки «Пилот «Гадюки»».
After exhaustive research by a fellow Sabre pilot over a half-century later, his second “probable” MiG would finally be changed to a verified kill by the Air Force Board for Correction of Military Records. После тщательного исследования, проведенного другим пилотом «Сейбра» спустя полстолетия, его «вероятный» МиГ был, в конечном итоге, заменен на подтвержденный сбитый Комиссией ВВС по коррекции военных заслуг (Air Force Board for Correction of Military Records).
Retired Finnish test pilot Colonel Jyrki Laukkanen found the MiG-15 responsive and maneuverable, “once you knew its limitations and stayed within the safe envelope. Летчик-испытатель в отставке полковник Юрки Лаукканен (Jyrki Laukkanen) пришел к выводу о том, что МиГ-15 был хорошо управляемым и маневренным самолетом «при условии, что вы знали его ограничения и не выходили за рамки безопасного пилотирования.
The helicopter pilot pointed out that experienced heavy-lift helo pilots can control both the speed and the position of their suspended loads with exquisite precision. Вертолетчик указал на то, что опытные пилоты тяжелых грузовых вертолетов могут с исключительной точностью контролировать скорость и положение груза на внешней подвеске.
“All I can tell you is the Russians are damned liars,” says Sabre pilot Cleveland. «Я могу лишь сказать, что русские страшные лгуны, — говорит пилот „Сейбра“ Кливленд.
Показать больше
autoInfo

Скачать переводчик

Скачать переводчик

Реклама на сайте

Скачать переводчик

Скачать переводчик

Close

Оценить перевод

Закрыть

Поделиться переводом

http://www.translate.ru/

Закрыть

Ваш текст переведен частично.

Вы можете переводить не более {0} символов за один раз.

Войдите или зарегистрируйтесь бесплатно на PROMT.One и переводите еще больше!

Закрыть

Добавить в Избранное

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться

Войти или Зарегистрироваться

Мои переводы

Загружаем информацию...
Ваш список в данный момент пуст
Close

Отправить отзыв разработчикам

Отправить отзыв разработчикам